Отель Бесконечность

Через несколько секунд наши сканеры засекают андромедианский корабль – крылатый, красноватого цвета и около километра в длину, – который сообщает, что хочет срочно с нами переговорить. Он утверждает, что у него есть ответы.

Которых нет у нас.

Дав согласие взойти на борт, мы мгновением позже оказываемся стоящими в простой белой комнате, которая, по-видимому, действительно находится где-то на борту андромедианского корабля. Нас это в какой-то степени шокирует, ведь до этого мы сидели внутри "Эд рулит".

– Погоди-ка секунду, – вмешиваюсь я. – Я еще могу поверить, что андромедианцы нашли способ туннелировать предметы между точками с различными гравитационными потенциалами. Я готов поверить, что наша скорость относительно корабля, скорее всего, была скомпенсирована выстрелом из импульсной пушки в момент нашего прибытия. Но ведь мы для имитации силы тяготения двигались с ускорением по пятидесятикилометровой окружности, а корабль андромедианцев просто находился в свободном падении рядом с эпсилоном Эридана 1.

– И?

– Так откуда же здесь гравитация?

– Она искусственная.

– Ты же говорил, что гравитоны невозможно подделать.

– Так и есть. Смотри. – Порывшись в кармане, Эд достает отвертку и связку ключей, но ни один из этих предметов не подходит для задуманной им демонстрации. – Корабль, дай мне, пожалуйста, резиновый мяч? И заодно выключи для него гравитацию.

В руке Эда из ниоткуда появляется небольшой красный мяч. Он оставляет его висеть в воздухе. Вращаясь, мяч остается на месте, в то время как мы продолжаем как ни в чем бывало стоять на полу.

– Ого, – пораженно замечаю я.

– Теперь смотри, что будет дальше. Корабль, передай мячу небольшой импульс, направленный вниз.

Мячик начинает медленно падать.

– Еще.

Мячик падает быстрее.

– И еще.

Мячик падает на пол, после чего отскакивает вверх.

– Итак, мячик упал, – говорит Эд, пока мяч летит вверх. – А теперь давай сделаем то же самое, только убавим импульс в два раза, но будем прикладывать его в два раза чаще.

Продолжая подниматься, мячик ступенчато теряет скорость, пока она не падает почти до нуля, затем начинает двигаться вниз, ступенчатыми движениями приближается к полу и вновь отскакивает. Он как будто вычерчивает кусочную аппроксимацию правильной траектории.

– Еще раз. Только с меньшим шагом.

На этот раз я почти не вижу отличий между траекторией мяча и точной параболой.

– А теперь подействуй на мяч стандартной силой тяготения в 1g.

Мячик отскакивает от пола точно так же, как на Земле.

– Видишь? Сила – это всего лишь непрерывное изменение импульса. При достаточно тонкой настройке импульсной пушки никто не заметит разницы между постоянной силой тяготения и микроскопическими толчками раз в наносекунду. Никаких лжегравитонов, никакой возни с нейтронием. А самое замечательное – это то, что в одной и той же комнате может находиться сколько угодно человек, и каждый будет испытывать ту силу тяжести, которая для него удобна. Парень, приспособленный к 1/6 g сможет встретиться и обменяться рукопожатием с тем, кто приспособлен к 25g. Люди могут ходить по стенам или потолку, и все это с поразительной легкостью. Нужен лишь достаточно умный компьютер, который будем за всем приглядывать.

– Теперь мы можем поговорить? – спрашивает корабль. Он обращается к нам сзади, говоря низким мужским голосом без явно выраженного акцента. Обернувшись, мы видим нечто, что с точки зрения андромедианцев могло бы, судя по всему, сойти за грубо сработанного гуманоидного робота. – Я сыграю роль контактного лица в нашей беседе, – объясняет он. Вокруг нас материализуются три больших кресла. – Присаживайтесь.

Каждый из нас занимает отдельное место. На мгновение меня охватывает нешуточное беспокойство. Андромедианцы сильны, я всегда это знал, но, судя по всему, никогда в полной мере не понимал насколько. Этот корабль, к примеру, может моментально притянуть нас к себе через тысячи километров космического пространства, но не тронуть, скажем, наши часы. А еще создавать мебель по мере надобности. И роботов. Робот, с которым мы сейчас разговариваем, наверняка мог бы выглядеть точно так же, как настоящий человек; единственная причина, по которой он выглядит иначе – это то, что в противном случае он бы произвел отталкивающее впечатление.

Хвала небесам, что они не настроены враждебно.

– Для начала позвольте представиться, – говорит робот. – Я ксеносоциологическое исследовательское судно "Отель Бесконечность". Я андромедианец; если быть более точным, я являюсь гражданином конгломерата семи с половиной цивилизаций, занимающих небольшую часть одного из малых спиральных рукавов нашей галактики.

– Семи с половиной цивилизаций? – спрашиваю я.

Сейчас вдаваться в детали ни к чему – это лишь усложнит дело. Моя цивилизация и вид носят название Иисиум; я представитель иисианцев. Нас можно назвать живыми кораблями, хотя в среднем по-настоящему "живым" является лишь около пяти процентов тела иисианца; все остальное приходится на твердую минеральную оболочку, которая формируется в течение нескольких сотен лет по мере роста. Наша эволюция протекала во внутреннем поясе астероидов очень молодой звезды. Для нас межпланетные путешествия так же естественны, как для вас – умение ходить; правда, более сложное оборудование вроде туннельных двигателей, импульсных пушек и наносборщиков не входит в число наших эволюционных особенностей.

– Иисианцы обычно живут от двух до четырех тысяч лет и по меркам большинства видов сравнительно терпеливы. Помимо этого сказать что-то конкретное сложно, поскольку мы, как и все остальные виды, крайне многообразны. Лично я – ксеносоциолог-фрилансер. Обычно я не перевожу пассажиров: поддержание необходимых им жизненных условий – довольно утомительное дело, не говоря уже о том, что они вмешиваются в мою работу, но для иисианца такое поведение в порядке вещей. Как я уже сказал, мы все разные.

– Вам нет нужды представляться; мне уже сообщили, кто вы такие. Сейчас все встанет на свои места.

– В галактике Андромеды наука путешествий во времени хорошо изучена. Теоретическая сторона вопроса, как и принципы, которые лежат в основе ее практического применения, проверены временем. Однако путешествия в прошлое незаконны и караются наездниками. На то есть две причины.

– Во-первых, предвидение – крайне мощная и опасная сила. Одно дело – уметь предугадывать будущее. Но совсем другое – знать его с абсолютной достоверностью, поскольку оно уже наступило. Перед тем, кому известно будущее, открыты практически все двери – он ограничен лишь своим воображением. Он мог бы править миром. Он мог бы править целой галактикой. Он мог бы переделать Вселенную по своему образу и подобию. Нельзя допустить, чтобы кто-либо владел подобной силой.

– Во вторых путешествие назад во времени не отменяет прошлого. Оно заставляет прошлое повторяться. Если вы переместитесь назад во времени с целью предотвратить некий катаклизм – к примеру, геноцид – то вы уже потерпели неудачу, ведь все, что уже произошло, таковым и останется. Вместо этого вы просто подарите всем жертвам геноцида возможность умереть еще раз. Если в катастрофе погибло десять миллионов человек, и вы отправляетесь в прошлое, чтобы уменьшить их число до миллиона, то это не значит, что вы спасли девять миллионов жизней. Это значит, что вы убили миллион человек.

– По этим причинам обычному жителю Андромеды настолько же сложно попасть в прошлое, как человеку, к примеру, заполучить килограмм оружейного плутония. Никому не разрешается перемещаться назад во времени, вне зависимости от обстоятельств, вне зависимости от катастрофы, которую вы пытаетесь предотвратить. Это однако не означает, что путешествия в прошлое не происходят. Вселенная, как-никак, довольно велика. И другие цивилизации постоянно совершают открытия.

– Специальные научные станции, размещенные по всей галактике, способны обнаружить и зафиксировать сдвиги, которые происходят, когда кто-то покидает нашу Вселенную, перемещаясь в прошлое. Мы также можем засечь сдвиги, сопровождающие путешественника, который попадает в нашу Вселенную, двигаясь назад во времени. Однако последние происходят гораздо реже. Зафиксировано лишь два таких события. И это на два больше, чем следует, исходя из вероятностных оценок.

– Первый сдвиг произошел шестнадцать лет тому назад. К сожалению, место вторжения, в отличие от самого факта ветвления истории, обнаружить невозможно. Мы не смогли выяснить, кто именно переместился в прошлое, чтобы создать нашу Вселенную. С тех самых пор этот вопрос оставался одной из величайших нерешенных загадок науки.

– Второй сдвиг случился вчера и оставался в равной степени необъяснимым..., но лишь несколько часов. Затем в Андромеду вернулся спасательный плот "Мантисса" вместе со своими пассажирами. Кра поведала нам свою историю. И хотя мысли большинства до сих пор сосредоточены на акте галактицида, который Эд совершил в альтернативной линии времени, и его попытках исправить последствия своей ужасной ошибки, те андромедианцы, которые, как и я, проявляют интерес к межцивилизационным войнам, первым контактам и подобным вещам, изучили более глубокие аспекты вашего мира, вашей истории и вас самих, и в итоге пришли к выводу, что история Кра в действительности может объяснить оба сдвига. Пока что я ничего не утверждаю, так как не располагаю доказательствами своей гипотезы. Но я уверен, что знаю, где его можно найти. Эд, могу ли я получить разрешение на подключение к вашему разуму? Поскольку вы уже являетесь носителем наездника, процесс должен пройти быстро и безболезненно.

С тревогой взглянув на меня, Эд неохотно подтверждает свое согласие кивком. В ответ робот – скорее всего, просто для вида – делает какие-то пассы.

И Эд выдает слова, которые, судя по всему, хранились в его памяти...